Энурез

Энурез – это то, с чем достаточно часто ко мне обращаются. Это «удачный симптом», благодаря которому родители, отчаявшись найти медицинскую помощь , порой и по рекомендациям врачей, приводят своих детей. Очень часто, не будь этого симптома, никто бы и не заметил те сложности, с которым ребенок сталкивается. Но как и любой другой симптом энурез не имеет сам по себе единственного значения.

Он означает как минимум какой-то застой в развитии или регрессию. Энурез, как и энкопрез (недержание кала) часто  и сами по себе связаны с агрессивностью и чувством вины. Иногда стойкость или возврат энуреза есть избирательный симптом для тех детей, кто не может позволить себе мастурбацию. Так как детская маструбация всегда связанна с родительскими угрозами, колоссальной тревогой, стыдом и виной.

ENUREZ

Бывает, что ребенок бессознательно отказывается взрослеть, чтобы не лишиться прерогатив младшего возраста. Вот почему энурез может никогда не закончиться.

Случай Жозетты

Только изучение общего эмоционального состояния ребенка дает возможность определить перед лицом какого препятствия он оказался, найдя единственно возможное для себя решение — энурез. Для этого, как и для других симптомов, нет одной психотерапевтической установки, потому что она была бы нацелена на результат, а не на причину.

В определенных случаях энурез надо сохранить в течение какого-то времени, необходимого для того, чтобы сами причины были устранены, несмотря на требование родителей и сознательное желание ребенка. Иначе отказ  этого симптома, в том числе и для того чтобы «порадовать» психотерапевта и родителей, может привести в дальнейшем к образованию другого симптома, возможно более опасного.

В практике есть случаи, когда мы получаем немедленные и быстрые результаты без последствий в виде нарушений характера. Как правило это случаи энуреза у детей с выраженной агрессивностью. Но бывают ситуации, когда необходимо минимизировать важность энуреза, симптома, который считается унизительным всеми детьми. И важно, чтобы родители доверились как аналитику так и ребенку.

Иногда сначала будет необходимо позволить ребенку общее агрессивное поведение, прежде чем просить у него принести в жертву локальный гедонизм сфинктерных эрогенных зон.

По разному будет идти работа с детьми до 4 лет, теми кому 6-7 лет и теми, кому уже более 8 лет. Так как энурез на разных стадиях развития может служить защитой от разных конфликтов, с которыми сталкивается психика ребенка.

Энурез можем сохраняться или вновь появляться и в подростковом возрасте, и после. Конечно, важно исключить органические причины, и тогда стоит обратиться к психоаналитику.

Симптом энуреза имеет лишь относительное диагностическое значение. Из него одного, без знания сопровождающего эмоционального поведения, невозможно вывести понимание психического конфликта ребенка, а также и терапию; кроме того, когда он исчезает, ребенок в основном еще только на пути к излечению, вопреки тому, что думают родители, у которых лишь сам симптом  вызывает тревогу, и достаточно ему исчезнуть, чтобы они были удовлетворены, не зная того, что этот симптом мутирует в другой, гораздо более регрессивный, как, например: колит, тик, заикание, бессонница или психодвигательная нестабильность с угрозой прояв­ления в будущем неприемлемых сексуальных или социальных поведений.

По книге Ф. Дальто «Психоанализ и педиатрия»

Для записи на консультацию, звоните +38-044-388-09-33, +38-050-330-09-33

Вместе мы обязательно найдем решение!

Случай Жозетты

Это случай девочки трех с половиной лет, Жозетты, которую привели в консультацию доктора Даррэ больницы «Озанфан малад» по поводу общего состояния, вызывающего беспокойство: потеря веса, бледность, анорексия, безразличие к играм, нервность, бессонница или кошмары при пробуждении, из-за которых ребенок был подвержен нервным припадкам.

По словам матери, расстройства начались две недели назад; поначалу она не придала этому значения, но, видя ухудшение состояния и упадок сил ребенка между нервными приступами, она решилась проконсультироваться с врачом.

Соматическое обследование было отрицательным, врач назначил гарденал и лекарство для стимуляции аппетита.

Спустя неделю привели Жозетту; вес уменьшился на полкилограмма в неделю. Она была по-прежнему без сил, температуры не было; ребенок, опрятный в течение больше года, вновь стал писать в кровать.

Мой товарищ, который знал, что я  интересуюсь энурезом с психологической точки зрения,  мне позвонил и сказал: «Она нуждается, возможно, в вашем лечении». Я вновь опросила мать, чтобы уточнить конкретнее.

Нам становится известно, что кошмары начались три недели назад. Характер ребенка изменился в это же время; из веселой и живой она стала молчаливой и безразличной. Из-за ночных пробуждений ее ругали роди­ тели, за этим следовали настоящие нервные припадки, и вследствие ухуд­шения состояния Жозетту привели в больницу.

Внешне ничего не было в окружении девочки, что могло бы оказать па нее такое впечатление. Я спросила, где спит Жозетта. В комнате роди­телей.

— Но, — добавила мать, — мы считаем, мой муж и я, что она теперь слишком большая, и мы решили некоторое время назад купить ей диван, чтобы класть ее спать в столовой.

Я попросила уточнить даты.
— Примерно три недели назад было принято решение, и мы даже купили диван, но, конечно, мы пока ничего не поменяли, жду, когда она выздоровеет.

Я обратила внимание на совпадение трех недель.
— Что вы, — мне отвечает мать, — она еще слишком маленькая,чтобы понять. Она даже об этом не знала. Мы ей об этом не сказали ни слова, и чтобы вас убедить, представьте, доктор, что она даже не обратила внимания на новый диван, который стоит в столовой. Это настоящий мла­ денец.

Я видела, как ребенок, сидя на коленях у матери, смотрел на нее с начала разговора с немного отупелым видом; она принялась внимательно смотреть на меня, как только я заговорила о совпадении расстройств с покупкой дивана.

Посредством этих симптомов, мотив которых был для нее бессозна­тельным, ребенок выражал отказ покинуть комнату родителей, оставить мать отцу.

Мы не стали входить в определение каждого из симптомов: кошмары, ночные ужасы, анорексия, энурез, потеря интересов своего возраста. Все выражали страх, влекущий регрессивные невротические симптомы.

Понимая конфликт, разыгрывающийся у ребенка, мы объяснили матери в присутствии Жозетты, что ее ребенок страдает морально, что ему нужно помочь пережить идею отделения от родителей, отношения к ней как большой девочке, что вызывало  у нее страх.

Я объяснила Жозетте, что она хочет остаться младенцем, чтобы быть как и прежде рядом со своей  мамой, что возможно  она думала, что ее любят меньше, что па­па хочет избавиться от нее? Малышка очень внимательно слушала и молча плакала. Родители отменили лекарства и последовали нашим советам.

В тот же вечер папа и мама поговорили с Жозеттой о предстоящей перемене. Папа был более ласков с ней, чем обычно, он ей представил новое будущее, он ей описал, какой она станет большой девочкой и как он будет этим гордиться; школу, куда она скоро пойдет с другими детьми.

Спустя четыре дня мать пришла снова и сказала мне, что ребенок более спокойный. Без гарденала она засыпала легким сном, но без кошмаров, энурез в две первые ночи держался, ребенка не ругали. Вот уже два дня, как прекратилось ночное недержание, аппетит вернулся, и девочка веселая днем. Она задала много вопросов. (Страх исчез и ребенок обрел свой нор­мальный эмоциональный уровень.)

Я предлагаю, чтобы теперь она ложилась спать в другой комнате, и я объясняю это Жозетте, та соглашается. Я советую отцу приходить к ма­ лышке поцеловать ее, когда она в кровати, и добавляю, что ни под каким предлогом родители не должны ее забирать в свою комнату.

Через неделю мать пришла еще раз со смеющейся и гордоий Жозеттой. Все идет хорошо. Аппетит, сон и веселость вернулись. Ребенок ведет себя, как девочка, и она сама попросила мать пойти сказать докторше, что она выздоровела1.

Из книги Ф. Дальто Психоанализ и Педиатрия.

Симптом ребенка

Маленький ребенок рождается, и в нем уже живут два желания, которые видоизменяясь будут направлять его всю жизнь. Это желание привязанности и желание сепарации, оба они жизненно важны. И также важна роль мамы в их поддержании. Именно она, в своем желание, направленном на ребенка, помогает ему хотеть быть желанным, быть готовым принимать ее заботу, любовь, молоко.

image1

«По словам французского психоаналитика Сержа Лебовиси, на симбиотической стадии мать и ребенок взаимно соблазняют друг друга, они неразделимы, растворены друг в друге, между ними устанавливается сильнейшая эмоциональная связь, благодаря которой ребенок чувствует себя защищенным».

 Но не меньшую роль должна сыграть мама и в развитии желания сепарации и самостоятельности.

В современном мире все чаще наблюдается ситуация, когда мамы не могут помочь в этом своим детям. Они сами так нуждаются в симбиотической зависимости ребенка, которая единственная и придает смысл и краски их жизни. И потому часто матери не замечают ни готовности ребенка к сепарации, ни колоссальной тревоги ребенка, который вынужден быть единственным ответом на все ее взрослые вопросы.

Но маленькому ребенку не под силу такая ноша. Но и сам отказаться от нее ребенок не сможет. Положение «царственного младенца» притягательно, но и тревожаще, оно сильно развращает. В современном мире все чаще для того, чтобы как-то умалить это положение уникальности и отец, который мог бы стать решением, не справляется со своей ролью и «в отношениях со своей женой часто также занимает роль ребёнка». Ключевым условием для благоприятного развития ребенка, является то что бы он был «не –всем» для матери, именно это и подразумевается Винникотом его «достаточно хорошей матерью».

 Возможность отделения от матери в этот ранний период младенчества несет в себе и триумф победы и горечь утраты единства с матерью. Мама должна помочь своему ребенку пройти через это «неразрешимое противоречие». 

Каждый по своему справится с таким испытанием, которое вызывает повышенную тревогу у ребенка. «Многие люди защищались от этой тревоги активной деятельность, что остается на всю жизнь. Ведь действие снижает напряжение. Другие привыкли направлять свою тревогу на свое тело, и там она проявляется телесной болью. А меланхолики справляются с тревогой – торможением, они тормозятся в мыслях и действиях.»

И именно поддержка, внимание, эмпатия матери, важны для ребенка в этот переходный период. Если же мать, по каким либо причинам холодна и отсутствует, то на место блаженного единства заступает пустота и холод. И для того чтобы справится с этим, ребенок отказывается признавать, аннулирует утрату единства., что может в дальнейшем привести к меланхолическим провалам, и разного рода зависимостям.

image1

Мама должна помочь ему решится отказаться от привычного способа удовольствия, то ли это грудное вскармливание, то ли сон в родительской кровати, то ли удовольствие пачкать штанишки. Но для этого она должна придать смысл этому отказу, дать ему обещание о возможности удовольствия в будущем. Обещание – это всегда помощь, даже если это и ограничение, это и всегда и облегчение. Это всегда альтернативные возможности. И это обещание с одной стороны и открывает для ребенка будущее, возможность находить новые способы получения удовольствия, дает возможность отсрочки наслаждения и тогда появляется место, время для фантазии, воображения, а с другой, обучает ребенка ожиданию, то что так редко мы встречаем у современных детей.

Симптом ребенка — почти всегда попытка ответа на вопрос, каким я должен быть чтобы меня любили. Этот ответ на желание его родителей конечно же затрагивает его судьбу, но также очень часто не сумев найти слова и смыслы, тому что с ним происходит, что он чувствует, с одной стороны потому, что психика и мышление малыша, еще только формируется, а с другой, потому, что и у мамы не нашлось для этого слов, эти вопросы отражаются в теле. Тело дает возможность пережить то, что так и не было названо. Но то что не смогло быть названо матерью, как правило отмечено как ужасное, ведь даже у нее для этого нет слов.  

Именно сложности, связанные с симбиотическими, дуальными отношениями матери-ребенка приводят к наиболее тяжелой симптоматике.

 

 

 

Все оттенки материнства

Приглашаю  26 марта 2016, в субботу: «Все оттенки материнства» лекция-беседа. Речь пойдет о психическом развитие детей от рождения до 3 лет и о том, что родителей ожидает и какова их роль на каждом из этапов. Вместе поищем ответы на вопросы: Что значит любить своего ребенка? В чем разница между уходом и любовью?

Приглашаю будущих родителей и родителей детей до трех лет.

https://www.facebook.com/events/1535199680118265/

1391519_1700876926852541_8392706569219066285_n

Есть ли возможность психоанализа для ребенка?

Да, есть. На первую встречу нужно вместе с ребенком прийти одному из родителей (лучше оба родителя). После ориентировочной беседы Вам будет предложен формат и периодичность работы, а также Вы сможете обсудить интересующие детали терапии. Смотрите подробнее раздел: 

http://www.vasilevich.kiev.ua/работа-с-детьми-и-подростками/