Молчаливый крик о помощи — самоповреждения (Self-Harm)

Самоповреждения (англ. self-injury, self-harm)
От 1до 3% людей наносят себе повреждения Подавляющее большинство их них — подростки, но встречаются и взрослые. Конечно, есть те, кто наносит себе какой-то вред только один раз за всю жизнь. Однако у части людей такое поведение становится привычным, и носит компульсивный, навязчивый характер. Самоповреждения встречаются по всему миру и во всех слоях общества. Обычно начинаются в подростковом возросте, и к ним относятся такие действия, как выдирание волос, расчесывание кожи, кусание ногтей, резанье кожи, вырезание, прижигание, втыкание иголок, ломание костей и препятствование заживлению ран.

81e9ec4101644252ca0ee47ed4eeb6baСреди подростков практикующих самоповреждения 13% делают это более 1 раза в неделю, 20% несколько раз в месяц под воздействием определенного вида стресса. Есть две группы причин, которыми объясняют такие действия:

1)        у подростка либо слишком много эмоций, с которыми он не может справиться и, боль от самоповреждения дает им выход;

2)        эмоций нет совсем, он ощущает себя бесчувственным и нанесение себе раны или ушиба дает ему возможность почувствовать себя живым.

После причинения себе боли подросток чувствует не только облегчение, но иногда и эйфорию. Некоторые говорят, что боль и текущая кровь вызывают очень приятные переживания, перебивающие те негативные эмоции, которые мучили до акта самоповреждения.

Для окружающих же такое поведение является глупостью, дурью или «дешевым способом привлечь к себе внимание». Родители, другие близкие люди сначала приходят в ужас и пытаются уговорами и угрозами убедить больше так не делать. Но самоповреждение — это не разовое провокационное поведение, а тяжелый (для всех, и в первую очередь для самого подростка) симптом. А как все симптомы он не может быть полностью контролирован. Поэтому такие уговоры, а тем более угрозы, как правило сопровождающиеся внутренним страхом, отвращением и ужасом родителей, не приводят ни к чему, кроме того что их дочь или сын начинают скрывать как шрамы, так и свои переживания. Да и семьи пытаются скрыть этот факт от окружающих, расценивая его как позор и дефект/провал их воспитания, испытывая давление стыда, страха, вины.

Как правило это делают люди с очень высокой чувствительностью к окружающему миру. Они способны тонко чувствовать и переживать сильные эмоции, испытывать сильную психическую боль. Боль настолько сильна, что они причиняют себе физическую боль, чтобы психическая боль «успокоилась». Однако проблема эта гораздо сложнее и шире, чем кажется на первый взгляд.

ddfccc08fff00fa11a9ffa62e6724485Мифы и факты о порезах и самоповреждениях

По поводу самоповреждения распространено множество мифов. Стороннему человеку совершенно непонятно, зачем что-то делать с собой, ведь это больно и могут остаться следы. Странно и непонятно, зачем делать это сознательно и по доброй воле. Кто-то просто пугается, у других немедленно возникают идеи о ненормальности, о каких-то жутких комплексах, мазохизме и т.д. Часть сразу выдает готовые псевдопсихологичные объяснения, которые в большинстве случаев попадают абсолютно мимо. Часто говорят, что:

Миф: Люди которые режут себя или наносят иные самоповреждения таким образом пытаются привлечь внимание

Факт: Болезненная правда в том, что те кто наносит себе такие самоповреждения держат это в тайне. Согласитесь, странно пытаться привлекать внимание так, чтобы об этом никто не знал. Человек, наносящий себе повреждения не пытается таким образом ни манипулировать, ни привлечь внимание. Последствия самоповреждений, обычно, всячески скрывают — носят одежду с длинными рукавами, наносят повреждения там, где никто не видит, рассказывают о соседских кошках. Страх и стыд за свои действия приводит к тому, что они не только очень редко обращаются за помощью, но и всячески скрывают свои действия.

Миф: Люди которые наносят себе самоповреждение сумасшедшие или /и опасны.

Факт: Действительно часто такие люди до этого сталкивались с расстройством пищевого поведения (анорексия), у них могла быть депрессия или психологическая травма – также как у миллионов других людей. Самоповреждение – это то как они справляются. Навешивание ярлыков “сумасшедший” или “больной” никак не поможет.

Миф: Люди наносящие себе повреждения хотят умереть

Факт: Обычно таки подростки не хотят умереть. Когда они наносят повреждения они не пытаются себя убить, они так пытаются справиться с болью. Как бы это не парадоксально звучало, таким образом они таким способом помогают себе жить. Конечно, среди людей, которые наносят себе повреждения, количество попыток суицида больше. Но даже те, кто такие попытки совершает, все же разделяют, когда они пытаются умереть, а когда причинить себе боль или сделать что-то подобное. А многие наоборот никогда всерьез о самоубийстве не задумывались.

Миф: Если раны не глубокие и не опасные, то не все так уж серьезно.

Факт: Опасность ран не имеет никакого отношения к силе страдания человека. Не судите по силе повреждений, здесь значим сам факт нанесения порезов.

Миф: Все это проблемы «девочек-подростков».tumblr_static_70gmpsgolngg4kc84kckgs40g

Факт: Не только. Проблема-то как раз совершенно разных возрастов. Если раньше считалось, что существенно больше женщин, то сейчас соотношение чуть ли не выравнивается.

Предупреждающие знаки, что близкий человек наносит себе порезы или иные самоповреждения

Поскольку одежда может скрывать физические повреждения а внутреннее смятение может быть спрятано за внешним безразличием, близкие люди часто ничего не замечают. Но есть определенные признаки (и помните, Вам не обязательно быть полностью уверенным и иметь 100%-ые доказательства, чтобы поговорить со своим ребенком, другом и предложить помощь):

—           непонятные и необъяснимые шрамы, порезы, ожоги, ушибы, синяки, как правило на запястьях, руках, бедрах или груди.

—           пятна крови на одежде, полотенцах, или салфетки со следами крови.

—           острые и режущие предметы, такие как лезвия, ножи, иголки, осколки стекла или крышки от бутылок в личных вещах.

—           частые несчастные случаи. Люди склонные к самоповреждению часто жалуются на свою неуклюжесть или несчастные случаи, чтобы объяснить свои повреждения.

—           для того чтобы скрыть повреждения, такие люди часто носят одежду с длинными рукавами или брюки даже в жару.

—           необходимость находится одному продолжительное время в спальне или в ванной, самоизоляция и раздражительность.

747fed6c59955ca57478a01921e3014e
Самоповреждение — это способ. Способ бороться и частично справляться с болью, со слишком сильными эмоциями, с болезненными воспоминаниями и мыслями, с навязчивыми состояниями. Да, это способ парадоксальный, но это единственный выход который был найден! Иногда это попытка справиться со слишком сильными эмоциями, облегчить боль и почувствовать реальность. Физическая боль отвлекает от душевой боли и возвращает в реальность. Конечно, всерьез это не выход, всех проблем не решает, но для человека это пусть кратковременно, но работает. У каждого причина и суть проблемы своя, они связана со своей личной историей, со своей невыразимой словами и непосильной болью, или ужасом, или виной, или отчаянием. Те невыносимые чувства, которые не облекаются в слова находят свое разрешение в действии. Они могут носить ритуальный характер, защищающие от чего-то неотвратимого, умиротворяющие другие навязчивости, или являться следствием перенаправления агрессии адресованной любимому человека на себя. Причин может быть множество, и важно понять ту, что является истинной для конкретного человека.

Что же делать? Психологические проблемы не означают немедленного психического заболевания и тем более больницы. Но если это случилось нужно проконсультироваться с психотерапевтом (то ли с психоаналитиком, то ли с психологом, то ли с психиатром). И вряд ли терапия будет краткосрочной, так как такая симптоматика говорит о том, что психика долго выстраивала защиты и психическая боль очень сильна, к ней нельзя будет сразу же подступиться. Подростки ищут понимания и, в то же время, тщательно оберегают свой внутренний мир от назойливых вторжений. Они хотят поговорить, но не могут себя выразить. Потому, возможно, лучшим собеседником в этот момент станут не родители, которым трудно оставаться пассивными слушателями, а посторонний человек, и если нет возможности обратиться к психотерапевту, кто-то из родственников или знакомых, кто сможет побыть рядом, посочувствовать и не запаниковать.

Но, если подобное поведение становится повторяющимся или привычным, лучше, не откладывая, обратиться за помощью.

Помощь психотерапевта будет результативней, если у подростка будет поддержка семьи, если на него не будут смотреть как на предателя и сумасшедшего, которому нельзя доверять. К сожалению, по опыту, в тех случаях, когда подросток под давлением вроде как находит некоторое социально более приемлемое решение (татуировки, пирсинг, к примеру), постепенно появляются новые и часто более тяжелые симптомы, так как внутри-психические боль и конфликт не наши своего разрешения.

 

Запись на консультацию: +38-044-388-09-33, +38-050-330-09-33

 

Сколько времени необходимо для решения моего вопроса?

Зачастую уже первая психологическая консультация поможет Вам увидеть свою ситуацию с иной стороны. Может понадобится всего от трех до десяти встреч, чтобы прояснить ситуацию и снизить тревогу. Завершенная терапия предполагает развитие у человека способности к самоанализу. Уходят симптомы, которые не давали полноценно двигаться дальше. Появляется ресурс преодолевать трудности самостоятельно и получать удовольствие от жизни. Это сложная работа, требующая времени — от полугода или даже больше. Все зависит от глубины запроса. И Вашего желания.

На первой встрече мы вместе изучим Вашу ситуацию, оговорим чего Вы ждете от консультаций, как можно  этого достигнуть, как будем проводить работу. Поговорим о длительности анализа. Мы подробно обсудим ваши ожидания: поможем выяснить, что может вам дать анализ. Определим интенсивность — то, как часто будут происходить встречи с психоаналитиком. Из вариантов работы Вы сможете выбрать удобный формат.

Бывает так, что необходимо решить одну конкретную проблему, а в глубоком анализе необходимости нет. Может оказаться и наоборот. Я поделюсь своими соображениями, мы обсудим их и придем к общему решению.

Классический психоанализ чаще всего не ограничен во времени, и его завершение зависит от пациента, в том числе и потому, что он обычно связан с работой над ранородными и взаимосвязанными проблемами, а не изолированными симптомами.

Психоанализ, как правило длится дольше, так как клиент и терапевт по обоюдному согласию ориентированы на цели, относящиеся к общему психическому здоровью и выходящие за пределы быстрого устранения лишь определенных нарушений.

Можно прекратить чье-то саморазрушительное  поведение, но потребуется значительное количество времени и усилий, чтобы привести этого человека к состоянию, в котором он больше не будет предрасположен или склонен к этому.

Звоните! +38-050-330-09-33, +38-044-388-09-33 Вместе мы найдем решение.

Психоанализ для подростков

Сложности, с которыми встречаются подростки, колоссальны, всё в их жизни меняется кардинально, начиная с тела, заканчивая необходимостью найти новые ответы на вопрос «Кто я?». И их родителям эти изменения даются тяжело. Это также время, когда уже не детям нужно, пусть и путем проб и ошибок, найти свои ответы. И в этом поиске они бывают настолько категоричны, что близкие, именно потому, что они слишком близки, могут воспринимать слова и действия как оскорбление, нелюбовь, неуважение. Формирование женской или мужской идентификации несомненно составляет одну из самых важных психологических задач подросткового периода и эта задача может быть выполнена абсолютно различными путями.

подросток

Если Ваши отношения превратились в сплошной конфликт, если Вы видите, что Ваш ребенок не может найти общий язык с ровесниками, если вдруг, при отсутствии органических причин появились, бессонница, апатия, аллергические реакции, расстройства пищевого поведения, если подросток столкнулся с потерей близких людей, отвержение сверстников, физическим или психологическим насилием, предложите ему поговорить с психоаналитиком.

Психоанализ может способствовать той находке, которая позволит подростку преодолеть многие трудности вхождения в порядок взрослой жизни и появлению ответов на те вопросы, над которыми подросток бьется как субъект. Что это за вопросы? Это вопросы жизни, рождения, смерти, любви, сексуальности, различия полов, смысла жизни.

Психологические и эмоциональные сложности, которые переживает подросток, коренятся, как правило, в бессознательных конфликтах, на решение которых и нацелен психоанализ. Особенность психоанализа в отличии от других пси-практик в его индивидуальном подходе к каждому человеку, отсутствию шаблонных советов. Психоанализ -это не место, где ставятся диагнозы, а пространство для разговора, результатом которого будет глубокое понимание себя, своих переживаний и чувств, свих желаний и возможностей, а также причин тех сложностей, с которыми пришлось столкнуться подростку.

С какими симптомами чаще всего обращаются подростки?

  • тревожные состояния, панические атаки
  • бессонница, ночные кошмары, снохождение
  • чрезмерная печаль
  • телесные симптомы (боли, дерматиты и др., без медицинских, органических причин)
  • самоповреждающее поведение
  • чрезмерная агрессия
  • жестокость по отношению к животным или людям
  • сложности в отношениях с одноклассниками
  • компульсивные, повторяющиеся мысли, ритуалы
  • рискованное поведение
  • неуспеваемость, в том числе из-за невозможности сосредоточится
  • чрезмерная застенчивость и привязанность
  • анорексия и другие пищевые расстройства
  • одиночество, исключённость, отверженность
  • страх смерти, депресси
  • суицидальные мысли, поведение
  • вопросы сексуальности
  • и многие другие

Также хотелось бы обратить внимание, что все больше размеры насилия, которым подвергается подросток, недооцениваются. Немедленные и заметные последствия являются редкими, а длительные и отсроченные во времени последствия редко напрямую связываются с причиной.

Позвоните! Вместе мы найдем решение +38-044-388-09-33, +38-050-330-09-33

phobia

Симптом ребенка

Маленький ребенок рождается, и в нем уже живут два желания, которые видоизменяясь будут направлять его всю жизнь. Это желание привязанности и желание сепарации, оба они жизненно важны. И также важна роль мамы в их поддержании. Именно она, в своем желание, направленном на ребенка, помогает ему хотеть быть желанным, быть готовым принимать ее заботу, любовь, молоко.

image1

«По словам французского психоаналитика Сержа Лебовиси, на симбиотической стадии мать и ребенок взаимно соблазняют друг друга, они неразделимы, растворены друг в друге, между ними устанавливается сильнейшая эмоциональная связь, благодаря которой ребенок чувствует себя защищенным».

 Но не меньшую роль должна сыграть мама и в развитии желания сепарации и самостоятельности.

В современном мире все чаще наблюдается ситуация, когда мамы не могут помочь в этом своим детям. Они сами так нуждаются в симбиотической зависимости ребенка, которая единственная и придает смысл и краски их жизни. И потому часто матери не замечают ни готовности ребенка к сепарации, ни колоссальной тревоги ребенка, который вынужден быть единственным ответом на все ее взрослые вопросы.

Но маленькому ребенку не под силу такая ноша. Но и сам отказаться от нее ребенок не сможет. Положение «царственного младенца» притягательно, но и тревожаще, оно сильно развращает. В современном мире все чаще для того, чтобы как-то умалить это положение уникальности и отец, который мог бы стать решением, не справляется со своей ролью и «в отношениях со своей женой часто также занимает роль ребёнка». Ключевым условием для благоприятного развития ребенка, является то что бы он был «не –всем» для матери, именно это и подразумевается Винникотом его «достаточно хорошей матерью».

 Возможность отделения от матери в этот ранний период младенчества несет в себе и триумф победы и горечь утраты единства с матерью. Мама должна помочь своему ребенку пройти через это «неразрешимое противоречие». 

Каждый по своему справится с таким испытанием, которое вызывает повышенную тревогу у ребенка. «Многие люди защищались от этой тревоги активной деятельность, что остается на всю жизнь. Ведь действие снижает напряжение. Другие привыкли направлять свою тревогу на свое тело, и там она проявляется телесной болью. А меланхолики справляются с тревогой – торможением, они тормозятся в мыслях и действиях.»

И именно поддержка, внимание, эмпатия матери, важны для ребенка в этот переходный период. Если же мать, по каким либо причинам холодна и отсутствует, то на место блаженного единства заступает пустота и холод. И для того чтобы справится с этим, ребенок отказывается признавать, аннулирует утрату единства., что может в дальнейшем привести к меланхолическим провалам, и разного рода зависимостям.

image1

Мама должна помочь ему решится отказаться от привычного способа удовольствия, то ли это грудное вскармливание, то ли сон в родительской кровати, то ли удовольствие пачкать штанишки. Но для этого она должна придать смысл этому отказу, дать ему обещание о возможности удовольствия в будущем. Обещание – это всегда помощь, даже если это и ограничение, это и всегда и облегчение. Это всегда альтернативные возможности. И это обещание с одной стороны и открывает для ребенка будущее, возможность находить новые способы получения удовольствия, дает возможность отсрочки наслаждения и тогда появляется место, время для фантазии, воображения, а с другой, обучает ребенка ожиданию, то что так редко мы встречаем у современных детей.

Симптом ребенка — почти всегда попытка ответа на вопрос, каким я должен быть чтобы меня любили. Этот ответ на желание его родителей конечно же затрагивает его судьбу, но также очень часто не сумев найти слова и смыслы, тому что с ним происходит, что он чувствует, с одной стороны потому, что психика и мышление малыша, еще только формируется, а с другой, потому, что и у мамы не нашлось для этого слов, эти вопросы отражаются в теле. Тело дает возможность пережить то, что так и не было названо. Но то что не смогло быть названо матерью, как правило отмечено как ужасное, ведь даже у нее для этого нет слов.  

Именно сложности, связанные с симбиотическими, дуальными отношениями матери-ребенка приводят к наиболее тяжелой симптоматике.