Молчаливый крик о помощи — самоповреждения (Self-Harm)

Самоповреждения (англ. self-injury, self-harm)
От 1до 3% людей наносят себе повреждения Подавляющее большинство их них — подростки, но встречаются и взрослые. Конечно, есть те, кто наносит себе какой-то вред только один раз за всю жизнь. Однако у части людей такое поведение становится привычным, и носит компульсивный, навязчивый характер. Самоповреждения встречаются по всему миру и во всех слоях общества. Обычно начинаются в подростковом возросте, и к ним относятся такие действия, как выдирание волос, расчесывание кожи, кусание ногтей, резанье кожи, вырезание, прижигание, втыкание иголок, ломание костей и препятствование заживлению ран.

81e9ec4101644252ca0ee47ed4eeb6baСреди подростков практикующих самоповреждения 13% делают это более 1 раза в неделю, 20% несколько раз в месяц под воздействием определенного вида стресса. Есть две группы причин, которыми объясняют такие действия:

1)        у подростка либо слишком много эмоций, с которыми он не может справиться и, боль от самоповреждения дает им выход;

2)        эмоций нет совсем, он ощущает себя бесчувственным и нанесение себе раны или ушиба дает ему возможность почувствовать себя живым.

После причинения себе боли подросток чувствует не только облегчение, но иногда и эйфорию. Некоторые говорят, что боль и текущая кровь вызывают очень приятные переживания, перебивающие те негативные эмоции, которые мучили до акта самоповреждения.

Для окружающих же такое поведение является глупостью, дурью или «дешевым способом привлечь к себе внимание». Родители, другие близкие люди сначала приходят в ужас и пытаются уговорами и угрозами убедить больше так не делать. Но самоповреждение — это не разовое провокационное поведение, а тяжелый (для всех, и в первую очередь для самого подростка) симптом. А как все симптомы он не может быть полностью контролирован. Поэтому такие уговоры, а тем более угрозы, как правило сопровождающиеся внутренним страхом, отвращением и ужасом родителей, не приводят ни к чему, кроме того что их дочь или сын начинают скрывать как шрамы, так и свои переживания. Да и семьи пытаются скрыть этот факт от окружающих, расценивая его как позор и дефект/провал их воспитания, испытывая давление стыда, страха, вины.

Как правило это делают люди с очень высокой чувствительностью к окружающему миру. Они способны тонко чувствовать и переживать сильные эмоции, испытывать сильную психическую боль. Боль настолько сильна, что они причиняют себе физическую боль, чтобы психическая боль «успокоилась». Однако проблема эта гораздо сложнее и шире, чем кажется на первый взгляд.

ddfccc08fff00fa11a9ffa62e6724485Мифы и факты о порезах и самоповреждениях

По поводу самоповреждения распространено множество мифов. Стороннему человеку совершенно непонятно, зачем что-то делать с собой, ведь это больно и могут остаться следы. Странно и непонятно, зачем делать это сознательно и по доброй воле. Кто-то просто пугается, у других немедленно возникают идеи о ненормальности, о каких-то жутких комплексах, мазохизме и т.д. Часть сразу выдает готовые псевдопсихологичные объяснения, которые в большинстве случаев попадают абсолютно мимо. Часто говорят, что:

Миф: Люди которые режут себя или наносят иные самоповреждения таким образом пытаются привлечь внимание

Факт: Болезненная правда в том, что те кто наносит себе такие самоповреждения держат это в тайне. Согласитесь, странно пытаться привлекать внимание так, чтобы об этом никто не знал. Человек, наносящий себе повреждения не пытается таким образом ни манипулировать, ни привлечь внимание. Последствия самоповреждений, обычно, всячески скрывают — носят одежду с длинными рукавами, наносят повреждения там, где никто не видит, рассказывают о соседских кошках. Страх и стыд за свои действия приводит к тому, что они не только очень редко обращаются за помощью, но и всячески скрывают свои действия.

Миф: Люди которые наносят себе самоповреждение сумасшедшие или /и опасны.

Факт: Действительно часто такие люди до этого сталкивались с расстройством пищевого поведения (анорексия), у них могла быть депрессия или психологическая травма – также как у миллионов других людей. Самоповреждение – это то как они справляются. Навешивание ярлыков “сумасшедший” или “больной” никак не поможет.

Миф: Люди наносящие себе повреждения хотят умереть

Факт: Обычно таки подростки не хотят умереть. Когда они наносят повреждения они не пытаются себя убить, они так пытаются справиться с болью. Как бы это не парадоксально звучало, таким образом они таким способом помогают себе жить. Конечно, среди людей, которые наносят себе повреждения, количество попыток суицида больше. Но даже те, кто такие попытки совершает, все же разделяют, когда они пытаются умереть, а когда причинить себе боль или сделать что-то подобное. А многие наоборот никогда всерьез о самоубийстве не задумывались.

Миф: Если раны не глубокие и не опасные, то не все так уж серьезно.

Факт: Опасность ран не имеет никакого отношения к силе страдания человека. Не судите по силе повреждений, здесь значим сам факт нанесения порезов.

Миф: Все это проблемы «девочек-подростков».tumblr_static_70gmpsgolngg4kc84kckgs40g

Факт: Не только. Проблема-то как раз совершенно разных возрастов. Если раньше считалось, что существенно больше женщин, то сейчас соотношение чуть ли не выравнивается.

Предупреждающие знаки, что близкий человек наносит себе порезы или иные самоповреждения

Поскольку одежда может скрывать физические повреждения а внутреннее смятение может быть спрятано за внешним безразличием, близкие люди часто ничего не замечают. Но есть определенные признаки (и помните, Вам не обязательно быть полностью уверенным и иметь 100%-ые доказательства, чтобы поговорить со своим ребенком, другом и предложить помощь):

—           непонятные и необъяснимые шрамы, порезы, ожоги, ушибы, синяки, как правило на запястьях, руках, бедрах или груди.

—           пятна крови на одежде, полотенцах, или салфетки со следами крови.

—           острые и режущие предметы, такие как лезвия, ножи, иголки, осколки стекла или крышки от бутылок в личных вещах.

—           частые несчастные случаи. Люди склонные к самоповреждению часто жалуются на свою неуклюжесть или несчастные случаи, чтобы объяснить свои повреждения.

—           для того чтобы скрыть повреждения, такие люди часто носят одежду с длинными рукавами или брюки даже в жару.

—           необходимость находится одному продолжительное время в спальне или в ванной, самоизоляция и раздражительность.

747fed6c59955ca57478a01921e3014e
Самоповреждение — это способ. Способ бороться и частично справляться с болью, со слишком сильными эмоциями, с болезненными воспоминаниями и мыслями, с навязчивыми состояниями. Да, это способ парадоксальный, но это единственный выход который был найден! Иногда это попытка справиться со слишком сильными эмоциями, облегчить боль и почувствовать реальность. Физическая боль отвлекает от душевой боли и возвращает в реальность. Конечно, всерьез это не выход, всех проблем не решает, но для человека это пусть кратковременно, но работает. У каждого причина и суть проблемы своя, они связана со своей личной историей, со своей невыразимой словами и непосильной болью, или ужасом, или виной, или отчаянием. Те невыносимые чувства, которые не облекаются в слова находят свое разрешение в действии. Они могут носить ритуальный характер, защищающие от чего-то неотвратимого, умиротворяющие другие навязчивости, или являться следствием перенаправления агрессии адресованной любимому человека на себя. Причин может быть множество, и важно понять ту, что является истинной для конкретного человека.

Что же делать? Психологические проблемы не означают немедленного психического заболевания и тем более больницы. Но если это случилось нужно проконсультироваться с психотерапевтом (то ли с психоаналитиком, то ли с психологом, то ли с психиатром). И вряд ли терапия будет краткосрочной, так как такая симптоматика говорит о том, что психика долго выстраивала защиты и психическая боль очень сильна, к ней нельзя будет сразу же подступиться. Подростки ищут понимания и, в то же время, тщательно оберегают свой внутренний мир от назойливых вторжений. Они хотят поговорить, но не могут себя выразить. Потому, возможно, лучшим собеседником в этот момент станут не родители, которым трудно оставаться пассивными слушателями, а посторонний человек, и если нет возможности обратиться к психотерапевту, кто-то из родственников или знакомых, кто сможет побыть рядом, посочувствовать и не запаниковать.

Но, если подобное поведение становится повторяющимся или привычным, лучше, не откладывая, обратиться за помощью.

Помощь психотерапевта будет результативней, если у подростка будет поддержка семьи, если на него не будут смотреть как на предателя и сумасшедшего, которому нельзя доверять. К сожалению, по опыту, в тех случаях, когда подросток под давлением вроде как находит некоторое социально более приемлемое решение (татуировки, пирсинг, к примеру), постепенно появляются новые и часто более тяжелые симптомы, так как внутри-психические боль и конфликт не наши своего разрешения.

 

Запись на консультацию: +38-044-388-09-33, +38-050-330-09-33

 

Психотерапия это то, как вы живете сами с собой в данный момент.

Психотерапия это не то, что вы думаете. Это не лечение болезни. Это не руководство со стороны мудрого советника. Это не совместные переживания добрых друзей. Это не приобретение эзотерических знаний. Это не демонстрация человеку его ошибок. Это не новая религия. Психотерапия это не то, что вы думаете.
Психотерапия это не то, что вы думаете. Она о том, как вы думаете. Она привлекает внимание к незаметному притворству в том, как вы думаете. Она отличает то, о чем вы думаете от того, как вы это думаете. Ее не столько интересует поиск причин, объясняющих то, что вы делаете, сколько значение, которое для вас имеет то, что вы делаете.чужие слова и мысли
Психотерапия занимается тем, как вы думаете. Тем, как вы живете со своими чувствами, вашим подходом к взаимоотношениям с людьми, имеющими для вас значение. Она о том, к чему вы стремитесь в своей жизни и как, сами того не желая, вы усложняете ее ради достижения этих целей. Она помогает увидеть, что изменения, к которым вы стремитесь, уже существуют внутри вас в скрытом виде. Она дает возможность увидеть и принять отблеск чего-то непроходящего, что является вашей сущностью.
Психотерапия это не то, что вы думаете; это то, как вы живете сами с собой в данный момент.
Джеймс. Ф. Т. Бюдженталь в книге «Искусство психотерапевта».

Эдипов комплекс

Значимость Эдипового комплекса в психоаналитической теории и практике трудно переоценить. Но то, что так очевидно с места психоаналитика, как правило отрицается в обычной жизни. Так как взрослым людям увидеть в себе сексуальное влечение к родителю противоположного пола невозможно. С тех детских лет это влечение не только сильно трансформировалось, но и как правило вытиснилось в бессознательное, правда не утратив своей силы.
Эдипов комплекс – организующий этап в развитии личности. Но очень часто и сами психологи пытаются спрятаться от понимания, что Эдипов комплекс, это не только миф и фантазийная конструкция, но прежде всего сверхважный эпизод в жизни каждого человека.information_items_1702

Это эпизод, когда ребенок идентифицируется с мамой и папой. Эпизод, когда он для себя делает выбор как обращаться с запретом на инцест, запретом, который должен быть наложен отцом и принят мамой. И постепенно проходя через «не спать с мамой», «не быть с мамой», «не быть с»,  ребенок обретает себя, себя отдельного, присвоившего себе свое место мальчика или девочки, сына или дочери итд.

Эдипов комплекс то, что формирует нашу зрелую сексуальность, помогает получать удовольствие от любви и работы, отказываясь от претензий на родительские фигуры, избегая навязчивого повторения родительских сценариев.

335x335_0xc0a8392b_9844800041432298318

В древности сотворение мифов было попыткой создать систему, регулирующую и структурирующую бытие и сознание. Миф об Эдипе – фантазийная конструкция, структурирующая нашу психику. Суть ее как в запрете на инцест, так и в установлении границ между полами (мужским и женским) и поколениями, в освобождении ребенка от кашмара вечных попыток понять и удовлетворить желание матери.

 

Энурез

Энурез – это то, с чем достаточно часто ко мне обращаются. Это «удачный симптом», благодаря которому родители, отчаявшись найти медицинскую помощь , порой и по рекомендациям врачей, приводят своих детей. Очень часто, не будь этого симптома, никто бы и не заметил те сложности, с которым ребенок сталкивается. Но как и любой другой симптом энурез не имеет сам по себе единственного значения.

Он означает как минимум какой-то застой в развитии или регрессию. Энурез, как и энкопрез (недержание кала) часто  и сами по себе связаны с агрессивностью и чувством вины. Иногда стойкость или возврат энуреза есть избирательный симптом для тех детей, кто не может позволить себе мастурбацию. Так как детская маструбация всегда связанна с родительскими угрозами, колоссальной тревогой, стыдом и виной.

ENUREZ

Бывает, что ребенок бессознательно отказывается взрослеть, чтобы не лишиться прерогатив младшего возраста. Вот почему энурез может никогда не закончиться.

Случай Жозетты

Только изучение общего эмоционального состояния ребенка дает возможность определить перед лицом какого препятствия он оказался, найдя единственно возможное для себя решение — энурез. Для этого, как и для других симптомов, нет одной психотерапевтической установки, потому что она была бы нацелена на результат, а не на причину.

В определенных случаях энурез надо сохранить в течение какого-то времени, необходимого для того, чтобы сами причины были устранены, несмотря на требование родителей и сознательное желание ребенка. Иначе отказ  этого симптома, в том числе и для того чтобы «порадовать» психотерапевта и родителей, может привести в дальнейшем к образованию другого симптома, возможно более опасного.

В практике есть случаи, когда мы получаем немедленные и быстрые результаты без последствий в виде нарушений характера. Как правило это случаи энуреза у детей с выраженной агрессивностью. Но бывают ситуации, когда необходимо минимизировать важность энуреза, симптома, который считается унизительным всеми детьми. И важно, чтобы родители доверились как аналитику так и ребенку.

Иногда сначала будет необходимо позволить ребенку общее агрессивное поведение, прежде чем просить у него принести в жертву локальный гедонизм сфинктерных эрогенных зон.

По разному будет идти работа с детьми до 4 лет, теми кому 6-7 лет и теми, кому уже более 8 лет. Так как энурез на разных стадиях развития может служить защитой от разных конфликтов, с которыми сталкивается психика ребенка.

Энурез можем сохраняться или вновь появляться и в подростковом возрасте, и после. Конечно, важно исключить органические причины, и тогда стоит обратиться к психоаналитику.

Симптом энуреза имеет лишь относительное диагностическое значение. Из него одного, без знания сопровождающего эмоционального поведения, невозможно вывести понимание психического конфликта ребенка, а также и терапию; кроме того, когда он исчезает, ребенок в основном еще только на пути к излечению, вопреки тому, что думают родители, у которых лишь сам симптом  вызывает тревогу, и достаточно ему исчезнуть, чтобы они были удовлетворены, не зная того, что этот симптом мутирует в другой, гораздо более регрессивный, как, например: колит, тик, заикание, бессонница или психодвигательная нестабильность с угрозой прояв­ления в будущем неприемлемых сексуальных или социальных поведений.

По книге Ф. Дальто «Психоанализ и педиатрия»

Для записи на консультацию, звоните +38-044-388-09-33, +38-050-330-09-33

Вместе мы обязательно найдем решение!

Симптом ребенка

Маленький ребенок рождается, и в нем уже живут два желания, которые видоизменяясь будут направлять его всю жизнь. Это желание привязанности и желание сепарации, оба они жизненно важны. И также важна роль мамы в их поддержании. Именно она, в своем желание, направленном на ребенка, помогает ему хотеть быть желанным, быть готовым принимать ее заботу, любовь, молоко.

image1

«По словам французского психоаналитика Сержа Лебовиси, на симбиотической стадии мать и ребенок взаимно соблазняют друг друга, они неразделимы, растворены друг в друге, между ними устанавливается сильнейшая эмоциональная связь, благодаря которой ребенок чувствует себя защищенным».

 Но не меньшую роль должна сыграть мама и в развитии желания сепарации и самостоятельности.

В современном мире все чаще наблюдается ситуация, когда мамы не могут помочь в этом своим детям. Они сами так нуждаются в симбиотической зависимости ребенка, которая единственная и придает смысл и краски их жизни. И потому часто матери не замечают ни готовности ребенка к сепарации, ни колоссальной тревоги ребенка, который вынужден быть единственным ответом на все ее взрослые вопросы.

Но маленькому ребенку не под силу такая ноша. Но и сам отказаться от нее ребенок не сможет. Положение «царственного младенца» притягательно, но и тревожаще, оно сильно развращает. В современном мире все чаще для того, чтобы как-то умалить это положение уникальности и отец, который мог бы стать решением, не справляется со своей ролью и «в отношениях со своей женой часто также занимает роль ребёнка». Ключевым условием для благоприятного развития ребенка, является то что бы он был «не –всем» для матери, именно это и подразумевается Винникотом его «достаточно хорошей матерью».

 Возможность отделения от матери в этот ранний период младенчества несет в себе и триумф победы и горечь утраты единства с матерью. Мама должна помочь своему ребенку пройти через это «неразрешимое противоречие». 

Каждый по своему справится с таким испытанием, которое вызывает повышенную тревогу у ребенка. «Многие люди защищались от этой тревоги активной деятельность, что остается на всю жизнь. Ведь действие снижает напряжение. Другие привыкли направлять свою тревогу на свое тело, и там она проявляется телесной болью. А меланхолики справляются с тревогой – торможением, они тормозятся в мыслях и действиях.»

И именно поддержка, внимание, эмпатия матери, важны для ребенка в этот переходный период. Если же мать, по каким либо причинам холодна и отсутствует, то на место блаженного единства заступает пустота и холод. И для того чтобы справится с этим, ребенок отказывается признавать, аннулирует утрату единства., что может в дальнейшем привести к меланхолическим провалам, и разного рода зависимостям.

image1

Мама должна помочь ему решится отказаться от привычного способа удовольствия, то ли это грудное вскармливание, то ли сон в родительской кровати, то ли удовольствие пачкать штанишки. Но для этого она должна придать смысл этому отказу, дать ему обещание о возможности удовольствия в будущем. Обещание – это всегда помощь, даже если это и ограничение, это и всегда и облегчение. Это всегда альтернативные возможности. И это обещание с одной стороны и открывает для ребенка будущее, возможность находить новые способы получения удовольствия, дает возможность отсрочки наслаждения и тогда появляется место, время для фантазии, воображения, а с другой, обучает ребенка ожиданию, то что так редко мы встречаем у современных детей.

Симптом ребенка — почти всегда попытка ответа на вопрос, каким я должен быть чтобы меня любили. Этот ответ на желание его родителей конечно же затрагивает его судьбу, но также очень часто не сумев найти слова и смыслы, тому что с ним происходит, что он чувствует, с одной стороны потому, что психика и мышление малыша, еще только формируется, а с другой, потому, что и у мамы не нашлось для этого слов, эти вопросы отражаются в теле. Тело дает возможность пережить то, что так и не было названо. Но то что не смогло быть названо матерью, как правило отмечено как ужасное, ведь даже у нее для этого нет слов.  

Именно сложности, связанные с симбиотическими, дуальными отношениями матери-ребенка приводят к наиболее тяжелой симптоматике.

 

 

 

Жак-Ален Миллер. Ребёнок и объект — Dream Work

Жак-Ален Миллер. Ребёнок и объектПеревод выступления Жак-Алена Миллера 2 июня 1996 на коллоквиуме “L’enfant, entre la femme and la mère» («Ребёнок между матерью и женщиной»). Это перевод с английского текста этого выступления из “Psychoanalytical Notebooks: The Child”, переведенного Bogdan Wolf.Название этого коллоквиума, “Ребёнок между матерью и женщиной”, заверяется IV Семинаром Лакана, столь выделяющимся своим неподходящим названием из серии его семинаров. Собственно, это единственный семинар, в котором Лакан занимается концепцией объектных отношений, формально им не признанной и позаимствованной из ряда доктрин учеников Фрейда, которая может быть представлена как пост-фрейдистская вульгата. 1Название коллоквиума затрагивает саму суть работы Лакана на том Семинаре — вопрос о том, что в психоанализе объект обретает своё место лишь в связи с функцией кастрации. Это его измерение осталось незамеченным для пост-фрейдистской вульгаты, например, в регистре отношений матери и ребёнка.Три скандированияНа том Семинаре работа Лакана в отношении того, что объект может найти своё место лишь будучи связанным с функцией кастрации, представлялась в три скандирования.Во-первых, в случае женской гомосексуальности, когда в ожидании отцовского дара детского объекта как заместителя фаллической нехватки, последствия аффекта обмана доходят до превращения женщины в выбранный субъектом объект, служащий тому, чтобы научить отца чему-то в отношении любви.Во-вторых, в случае мужской перверсии, когда объект-фетиш представляется как изображенный на экране, скрывая фаллос, которого женщина лишена.И, в третьих, это случай детской фобии, который был продемонстрирован Фрейдом на примере маленького Ганса.Первые два примера: замещение фаллоса ребёнком, о котором Фрейд говорил в контексте психогенеза женской гомосексуальности, и идентификация ребёнка мужского пола с воображаемым образом женского желания, — сходятся вместе в третьем.Урок IV Семинара касается не только функции отца, которая остаётся незаметной если вы загипнотизированы этими взаимными дуальными отношениями матери и ребёнка, создающими впечатление, что мать и ребёнок находятся внутри своего отдельного мира. Несомненно тот эффект, который отец оказывает на желание матери, оказывается необходим для того, чтобы субъект обладал нормализованным доступом к его или её сексуальности, но чтобы матери быть “достаточно хорошей” матерью, пользуясь выражением Винникота, ей не достаточно быть лишь носителем Имени-Отца. Что необходимо в её случае, так это чтобы ребёнок не восполнял собой ту нехватку, которая поддерживает её желание.Мать и женщинаЧто же это значит? Мать может быть достаточно хорошей только в том случае, когда она не поглощена материнским образом полностью, и демонстрирует, что несмотря на ту заботу, которой она осыпает ребёнка, она не отказывается желать как женщина. Пользуясь словами Лакана из его статьи “Значение фаллоса” — функции отца недостаточно, также необходимо чтобы женщина не отказывалась искать означающее её желания в теле мужчины.Отцовская метафора, с помощью которой Лакан истолковал фрейдовский миф об Эдипе, не означает лишь то, что Имя-Отца должно обуздать Желание Матери с помощью Закона. Отцовская метафора указывает на расщепление, следствием чего (на этом уровне желания) является то, что ребёнок не является всем для материнского субъекта (существует условие не-Всего), что желание матери уклоняется в сторону мужчины, и запрашивается им.Ребёнок, который восполняет или расщепляетТут также подразумевается, что отец является мужчиной. Не могу не отказать себе в удовольствии спародировать бессмертные слова мольеровского Тартюфа, я говорю о субъекте высказывания, обманщике, который скрывает свою личную метку в анонимности своих слов: “Да, я — мать, но женщина при этом”, 2 — где расщепление желания даёт волю тому, что будучи в своей крайней степени даёт нам акт Медеи.Этот акт верно (хоть и ужасным образом) показывает нам, что материнская любовь не поддерживается лишь чистым уважением закона желания, или что она может терпеть его лишь в том случае, когда женщина в матери остаётся объектом желания мужчины. Когда Ясон покидает Медею, она лишается этого положения.Этот акцент на ценности ребёнка как заместителя фаллоса, или же, пользуясь словами Фрейда, на его Эрзац ценности, оказывается заблуждением, если он приводит к утверждению, в одностороннем порядке, восполняющей функции [fonction comblante] ребёнка и способствует тому, чтобы мы забыли, что, в случае женских субъектов взявших на себя материнскую функцию, ребёнок также отделяет мать от женщины.  Детский объект не только восполняет, но также и расщепляет. Существенно важно, что мать желает по ту сторону ребёнка. Если ребёнок не вносит этого расщепления, он либо оказывается в ловушке отрицания родительской пары, либо же вступает с матерью в дуальные отношения, которые подстрекают его, по словам Лакана, к материнскому фантазму.Симптом ребёнкаКлинические последствия этого расщепления очевидны. Так, в своей “Заметке о ре

Источник: Жак-Ален Миллер. Ребёнок и объект — Dream Work